ru:about:media:2011:201118102 [Институт химической биологии и фундаментальной медицины]
ИХБФМ СО РАН » ru » Об институте » СМИ о нас » 2011 год » ru:about:media:2011:201118102



Оригинал статьи


«СОРАН info»
от 18.02.2011 г.

«Перезагрузка: сотрудничество России и США в области биологии»

О состоянии и перспективах российско-американского сотрудничества в области наук о жизни рассказывают директор Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН академик Валентин Викторович Власов и проректор Новосибирского государственного университета член-корреспондент РАН Сергей Викторович Нетёсов.

С.В.Нетёсов: - Недавно мы с академиком В.В.Власовым приняли участие в совещании российско-американских групп по выработке направлений сотрудничества в области биотехнологии, биобезопасности и связанных с ними областей наук о жизни на ближайшие 10 лет. Это совещание состоялось в Вашингтоне в последнюю неделю января. Проект, частью которого является данное совещание, предусматривает подведение итогов сотрудничества за последние 10 лет и разработку новых ориентиров для сотрудничества. Обе стороны констатировали, что в последние годы сотрудничество несколько замерло, в то время как науки о жизни в целом сегодня – наиболее плодотворная и перспективная область знаний в части улучшения здравоохранения . В свете успехов геномики, молекулярной биологии, биотехнологии наступает время, когда можно и нужно снова работать сообща, и это приведет к улучшению качества и увеличению продолжительности жизни в обеих странах. В.В.Власов: - Основной импульс к активизации сотрудничества задали президенты Дмитрий Медведев и Барак Обама, которые, с одной стороны, провозгласили «перезагрузку» отношений России и США, а, с другой стороны, каждый в своей стране, обращают внимание на развитие науки. Кроме нашей, в Америку почти в это же время летало еще две группы российских ученых, то есть новые мосты наводятся очень быстро. С.В.Нетесов: - Также готовится новый меморандум о сотрудничестве между Академиями наук России и США. Конечно, наукам о жизни в нем будет уделено немалое место.

В.В.Власов: - Как известно, в декабре прошлого года принято решение об организации в РАН Отделения физиологии и фундаментальной медицины, и американский Национальный институт здоровья (NIH) хотел бы контактировать по этому вопросу с Российской Академией наук. Если обернуться назад, то сотрудничество в области биологии определялось в 1990-е годы наличием специальных программ, которые, во-первых, должны были поддержать российских ученых в трудный период, а во-вторых – предотвратить распространение технологий двойного назначения в нежелательные страны…

С.В.Нетесов: - …Это было в эпоху, когда американские фонды Сергей Нетесовподдерживали наших ученых с их ничтожной зарплатой. Сейчас же ситуация другая, и речь идет о равноправном, фактически 50 на 50, сотрудничестве. И та, и другая страна имеют и свои достижения, и свои особенности, что наиболее ярко проявилось в сфере изучения инфекционных заболеваний и борьбы с ними. В США в последние годы большими темпами распространяется вирусная лихорадка Западного Нила, возбудитель которой переносится комарами. Этот вирусный возбудитель попал в США недавно, в 1998-1999-м годах, и был занесен туда, по всей видимости, с территории Малой Азии. И возможно, что это не последний инфекционный агент, проникший на американский континент - ведь Америка до сих пор свободна от вируса клещевого энцефалита, лихорадки денге, японского энцефалита и других опасных вирусных инфекций. А ведь они туда могут попасть так же, как и вирус лихорадки Западного Нила. Сходная ситуация и с территорией России, на которой до сих пока нет целого ряда вирусных агентов, давно циркулирующих на американском континенте. Поэтому мы имеем общие задачи по недопущению проникновения на наши территории ряда вирусов, а для этого их надо совместно изучать. Есть и другая биологическая проблема, сближающая Россию и США – проблема последствий интродукции животных на наши территории. Норка и ондатра были в 20-30-е годы завезены на территорию СССР из Северной Америки, быстро прижились и распространились по территории Сибири. В 50-е годы прошлого века на территории Западной Сибири было описано новое вирусное заболевание - Омская геморрагическая лихорадка, возбудитель которой родственен вирусу клещевого энцефалита. И болеют ей только охотники за ондатрами, больше никто. Откуда взялся этот возбудитель? Ввезли вирус вместе с животными? Но в Америке об этой лихорадке никогда и не слышали. Или же вирус клещевого энцефалита в популяциях ондатр стал мутировать, и это привело к появлению нового патогена? Пока эта загадка не решена, но предположение об адаптации вируса клещевого энцефалита очень похоже на правду.

В.В.Власов: - Еще два слова о совместных научных программах России и США. Существовали мощные и хорошо работавшие программы фонда Джорджа Сороса, эти программы являлись не только «гуманитарной помощью» нашим ученым, но и были серьезной поддержкой отечественной системы образования. Когда положение стало выправляться, программы Сороса постепенно были свернуты. Им на смену пришли более долговременные по целям и задачам фонды CRDF (АФГИР – Американский Фонд Гражданских Исследований и Развития) и ISTC (МНТЦ - Международный научно-технический центр); в части биологических наук деятельность обоих фондов сначала была направлена на предотвращение распространения биотехнологий двойного назначения. Сейчас ситуация в этой области изменилась, никто уже не опасается массового выезда из страны исследователей, ранее вовлеченных в оборонные биологические разработки, да и сами эти разработки Россия давно прекратила.

Боязнь «расползания» биологического оружия из нашей страны ушла в прошлое вместе с другими пережитками холодной войны. Однако ввиду нескоординированности действий различных ведомств обеих стран объем сотрудничества Россия-США по наукам о жизни сейчас по линии МНТЦ намного меньше, чем сотрудничество США – Пакистан.

С.В.Нетёсов: - К тому же пару лет назад выяснилось, что пресловутые конверты со спорами сибирской язвы в 2001 году в США рассылал не мусульманин, не арабский террорист, а коренной американец с весьма специфическими мировоззрением и взглядами, который закончил университет в США и работал, заметим, в той самой лаборатории, где возбудитель и его аэрозольная формы были доступны. У этого человека, как говорится, «крыша съехала», и он решил своеобразным образом возбудить американскую общественность на усиление исследований опасных патогенов, потому что, видимо, думал, что в этом случае его никогда не уволят с работы. После этого эпизода американцы практически перестали говорить об угрозе утечек опасных технологий и культур из России. Все-таки бактериологические агенты – это не кухонный нож, а технологически весьма сложная штука . Когда секта «Аум Синрикё» каким-то образом добыла возбудитель сибирской язвы, то фанатики ошиблись в дозе в тысячу раз, и ничего у них не получилось. То есть для этого нужны высококлассные специалисты, а они, как правило, люди с высокими нравственными принципами. И, наконец, нет реальных примеров того, чтобы выехавший из России специалист-биолог передавал свои знания террористам.

В.В.Власов: - Вернемся к нашей поездке. На ней, во-первых, обсуждался опыт российско-американского сотрудничества последнего десятилетия, его основные итоги и уроки, во-вторых – оценка ситуации на сегодняшний день, и, в третьих, наиболее важные и перспективные направления сотрудничества на будущее. Американцы – народ обстоятельный, на все вопросы они хотели получить конкретные ответы. Совместной рабочей группе дан год, чтобы провести детальный анализ и составить итоговый документ с рекомендациями на будущее. Было признано, что нынешнее состояние в научных контактах двух стран в области биологических наук ненормально, что его следует развивать. Мы, кстати, сразу же подняли вопрос о мытарствах с визами США для наших ученых. Чиновники на словах обещают понимание и содействие, а на деле визы оформляются месяцами.

С.В.Нетёсов: - Новый проект - довольно необычная инициатива Национальной академии наук США, и его формирование проходило в необычных условиях. Случилось так, что в Казахстане более года назад я встретился с одним из экспертов-организаторов из Национальной Академии наук США Гленном Швайцером, и он предложил обдумать ситуацию с сотрудничеством в области наук о жизни между РАН и НАН США. Ведь еще в 2005 году американцы подготовили и издали книгу «Биотехнологии в России», и в Академии наук США был еще с начала 90-х годов настрой на сотрудничество в этой области. Кроме того, весной 2010 года в Москву и Новосибирск приезжали группы ученых и специалистов из Национальных Институтов Здоровья США (НИЗ) с целью выявить перспективные направления для совместных работ в области биологии. В конце концов, на имя Президента РАН пришло письмо от руководителя американской академии, профессора Р. Цицерона, что и привело к организации нашей поездки в США и формированию совместной группы. Этот процесс еще не завершился – в международный коллектив экспертов обязательно войдут представители РАМН и Россельхозакадемии, а также фонда МНТЦ и, вероятно, из российских организаций, занимающихся космической медициной.

У американцев также смешанный состав: два бывших специалиста по военной медицине, сейчас работающих в университетах США, представители министерства сельского хозяйства и Миссурийского ботанического сада, Американской ассоциации содействия науке, а также крупнейший специалист по гриппу, профессор Питер Палези, большинство этих экспертов – члены Национальной Академии Наук США. А во вторник, 25 января, перед обеими группами выступали с докладами представители Госдепартамента США, Министерства энергетики, Министерства здравоохранения и различных его отделов, Министерства сельского хозяйства, Национального аэрокосмического агентства, Министерства обороны, частных фондов, некоммерческих организаций и частных инновационных предприятий. Их представителями были приведены положительные результаты и примеры сотрудничества и обозначены области дальнейших совместных работ.

Валентин ВласовВ.В.Власов: - Надо заметить, что во многих американских организациях немало выходцев из нашей страны. Когда мы были в NIH (НИЗ), то практически на каждой табличке у дверей видели русские фамилии. Но это, разумеется, не отменяет объективных проблем общения. США – удаленная от нас страна, с наукой высочайшего уровня, а потому во многом самодостаточной.

У некоторых американских ученых присутствует определенное скептическое отношение к сотрудничеству с Россией, и этому иногда есть причины. Пока не ясны вопросы стратегии финансирования совместной деятельности: да, есть небольшие программы сотрудничества отдельных университетов или ботанических садов, но это точечные контакты, которые не «делают погоды».

За последние годы ситуация немного изменилась, появились совместные гранты РФФИ-CRDF, но, в основном, в каждой стране финансирование идет из собственных источников и это ставит нас в заведомо худшее положение. Бюджет только НИЗ (NIH) – точнее, государственная его часть – составляет около 32 миллиардов долларов в год, то есть в десятки раз больше финансирования всей РАН, и это до сих пор до конца не осознается в России. С.В.Нетёсов: - А приборы и реактивы у нас при этом существенно дороже…

В.В.Власов: - Но деваться-то некуда: надо так или иначе вливаться в международное сообщество ведущих научных сил, искать свое место в нем. Думаю, это прежде всего должна быть именно биомедицина – область гуманистическая, понятная налогоплательщикам и вообще гражданам обеих стран. Практическая медицина по сей день остается в некотором смысле искусством, и многие наших хирурги работают на уровне американских и нередко даже и превосходят их. Мы сильны там, где много человеческого фактора, где большую роль играет индивидуальность. Пока секвенирование генов велось почти что вручную, на гелях в больших стеклянных пластинах, мы шли вровень с американскими учеными, и, кстати, геном вируса клещевого энцефалита был впервые в мире расшифрован в нашем Институте химической биологии и фундаментальной медицины.

А когда появились высокопроизводительные приборы, быстро стало понятно – где они совершеннее, дешевле, где их просто больше, там и скорости работы стали просто заоблачными… Как только высокие технологии выходят на первый план – мы отстаем. Российская наука сильна там, где нужно что-то очень новое придумать, сделать первый шаг….

С.В. Нетесов: - Было время, когда Россия – точнее, СССР - была мировым лидером разработки и производства вакцин. Вакцина полиомиелита родилась, кстати, совместными усилиями наших и американских ученых в не самое благоприятное для такого сотрудничества время - в 1950-е годы. СССР полмира этой вакциной обеспечивал! Теперь эта болезнь, к счастью, на грани искоренения – и это опять же делается совместными усилиями ряда стран, включая Россию и США. С оспой в свое время тоже велась совместная борьба. Причем ее инициатором был Советский Союз! И у нас, и у них были свои технологии, надо заметить, но в обеих странах тогда вакцина нарабатывалась на коже телят. Однако, с развитием новых технологий в этой области наметилось наше отставание. И сейчас, к сожалению, в России применяется на 25% меньше номенклатуры вакцин, чем в США. Там, например, в мире есть хорошая вакцина против ветряной оспы, она введена там в детский календарь прививок. Есть вакцины против вируса папилломы, против ротавируса, против бактерии «хемофилус инфлюэнца», вызывающей жестокую пневмонию, особенно в тропическом поясе…У нас же эти вакцины только начинают внедряться.

С другой стороны, в Америке еще нет вируса клещевого энцефалита, а в нашей стране много лет ведется массовая вакцинация. Причин же многих заболеваний пока не знают по обе стороны океана. Когда на конференции в ИХБФМ СО РАН в 2006 году были коллеги из Великобритании, то они сказали, что, по их мнению, неизвестно до 50% причин лихорадок у человека. Есть довольно много болезней явно инфекционного плана, природа которых еще не ясна. В их выявлении отечественная наука была традиционно сильна – вирус гепатита Е открыт у нас, вирус омской геморрагической лихорадки, уже упоминавшийся вирус клещевого энцефалита… И здесь как раз не так важны технологии, как хорошие мозги. На Земле осталось больше неоткрытых болезней, чем мы думаем, и в этой области мы можем очень хорошо сотрудничать с американскими коллегами.

Во-вторых, как ни странно, некоторые российские идеи в области биотехнологии оказались весьма перспективными. Здесь, в стенах Института химической биологии и фундаментальной медицины, разработан синтезатор олигонуклеотидов. А олигонуклеотиды – конструкционный материал для синтетической геномики, своего рода «кирпичики» для генных инженеров, совершенно необходимые для медицинской диагностики, биотехнологии и вообще для почти любых биологических исследований.

В.В.Власов: - И тем самым у нас в России решена важнейшая проблема. Вообще-то у нас в стране научное приборостроение в загоне, но некоторые разработки на международном уровне смотрятся очень неплохо. Прибор, который был упомянут, экспортируется в 28 стран мира, в том числе и Соединенные Штаты.

С.В. Нетёсов: – А проблема бактериологической безопасности, о которой говорилось выше, во взаимоотношениях США и России перенеслась в область биоэтики. Одним из ближайших совместных мероприятий будет международный Круглый стол по биологической этике, он пройдет в Москве в рамках международного конгресса «Биотехнология-2011» с 21 по 25 марта.

Если подводить черту, то необходимо вспомнить, что в 1950-1980-е годы в нашей стране приоритетным направлением было развитие физико-математических наук. В США, несмотря на ту же гонку вооружений и космические проекты, наука развивалась более гармонично, поэтому у них биологическое направление ушло вперед. И сегодня там финансирование наук о жизни занимает около 55% всех госзатрат на науку, а в России – только 20%.

В.В.Власов: - В абсолютных же величинах, в долларах, это вообще несопоставимо. В США произошла настоящая революция. Ливерморская, например, или Лос-Аламосская лаборатории, раньше работавшие на военных, сегодня ведут масштабные исследования в интересах биотехнологии и здравоохранения.

С.В. Нетёсов: - Уже сегодня мы можем улучшать и качество, и продолжительность жизни людей, наших сограждан. Вопрос только в том, чтобы государство пошло на целенаправленные вливания в эту отрасль знаний. Коллайдеры, несомненно, тоже нужны. Но вот вопиющий факт: средняя продолжительность жизни мужчин в России – 59 лет, тогда как в США – 72. Очевидно, что нам необходимо сместить ориентиры, и физикам попристальнее присмотреться к биомедицинским наукам.

В.В.Власов: - В общем, нам есть к чему стремиться, и новый импульс к сотрудничеству с коллегами из США - очень и очень своевременная тенденция.

Подготовил Андрей Соболевский

Фото: www.COPAH.info, www.svobodanews.ru





© Copyright 2019. ИХБФМ СО РАН

Яндекс.Метрика