ru:about:media:2014:20141212 [Институт химической биологии и фундаментальной медицины]
ИХБФМ СО РАН » ru » Об институте » СМИ о нас » 2014 год » ru:about:media:2014:20141212



Оригинал статьи

«Наука в Сибири»
от 12.12.2014 г.

Персонализированная медицина: лечить и болезнь, и больного.

В новосибирском Академгородке начала свою работу молодежная научно-практическая Школа персонализированной медицины, организованная Институтом химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, медицинским факультетом НГУ, а также Центром новых медицинских технологий.


Основная задача таких школ, по словам заведующей лабораторией персонализированной медицины ИХБФМ доктора медицинских наук Галины Израилевны Лифшиц — увеличение количества врачей-клиницистов, которые владеют новейшими методами диагностики и терапии, сформировавшимися в результате фундаментальных и прикладных научных исследований. «Сейчас можно видеть такую картину: есть лечащие доктора, а есть ученые, которые занимаются вопросами ДНК, микро- и клеточной биологией, генетикой и создают ряд технологических решений. На стыке этих двух групп существует тонкий слой специалистов, применяющих новейшие современные разработки в медицинской практике. Мы хотим сделать так, чтобы этот слой был больше», — комментирует Галина Израилевна.

Учебу в трехдневной школе начали лучшие студенты шестого курса трех сибирских вузов: Красноярского и Новосибирского государственных медицинских университетов, а также медицинского факультета НГУ. Как пояснили организаторы, после того, как последний вступил в программу ТОП-100, появилась возможность оформлять гранты на проведение таких молодежных научных мероприятий. «Нужно, чтобы будущие врачи понимали, что стоит за понятиями трансляционная, персонализированная медицина. Мы стремимся пробудить в них интерес к этим знаниям и возможностям молекулярной генетики, а также хотим больше единомышленников, ведь продвижение этого подхода в лечении больных очень зависит от человеческого фактора, от того, сколько людей будет этим заниматься. Тем более, что направление новое, и пока большой пул специалистов не сформировался», — говорит Галина Лифшиц.

Организаторы, несколько лет назад уже проводившие подобную школу для практикующих врачей Центра новых медицинских технологий и убедившиеся в востребованности информации, подготовили для студентов серию практических занятий и лекций. В последних раскрываются понятия, которыми оперирует персонализированная медицина, а также рассказывается о биологических процессах, происходящих в ДНК. Кроме того, объясняется, каким образом можно молекулярно-генетические исследования использовать в диагностике, лечении и профилактике заболеваний. «Ни в одном университете нет курсов по этому направлению. Студенты не получают такой информации», — отмечает Галина Лифшиц.

Если посмотреть на персонализированную медицину исторически, то можно увидеть: индивидуализация была всегда, но сначала — только по каким-то внешним параметрам, таким как цвет кожи или волос, и у врача не было ничего, кроме собственных визуальных наблюдений. «Далее появилась антропометрия, физиогномика, дерматоглифика мы стали объективизировать данные, — рассказывает в начале своей установочной лекции сотрудник ИХБФМ СО РАН врач-генетик Анастасия Александровна Слепухина. — Затем доктора стали брать биологические жидкости — мочу, кровь, слюну — и понимать химические процессы, метаболизм и многое другое. В итоге мы добрались до клетки, и она сейчас источник буквально всего. В настоящее время индивидуализация, по сути, основана на глубинных данных — то есть, на геномике».

По словам руководителя группы взаимодействия биополимеров ИХБФМ СО РАН профессора НГУ доктора биологических наук Дмитрия Олеговича Жаркова, нынешнему всплеску интереса к персонализированной медицине мы обязаны, прежде всего, развитию биологии. За счет этого появилось очень много методов, которыми специалисты могут дифференцировать не только пациентов — но и их недуги. «Когда говорят, что нужно лечить не болезнь, а больного — это действительно так, но не нужно забывать: первая это часть второго», — улыбается ученый. Он привел такой пример: сейчас мы понимаем, что температура симптом, и бывает вызвана самыми разными причинами — от гриппа до какого-нибудь экзотического вируса или же воспаления органов. В средние века же существовала такое заболевание — лихорадка. Причем, диагностировалось оно по жару и ознобу независимо от причин. Для осознания того, что это не так, потребовалась теория микробных заболеваний и открытие возбудителей. После чего стало ясно: лечить страдающих ангиной или малярией нужно по-разному. «То же самое происходит сейчас на наших глазах, — рассказывает Дмитрий Жарков. — Я говорю об онкологии. Сначала был просто рак. Потом начали различать саркому, аденому, карциному. В сегодняшний день, чтобы корректно назначить лечение, надо видеть: это опухоль вот с таким-то и таким-то набором молекулярных маркеров. Одно и то же лекарство может действовать на рак молочной железы с одним их «ассортиментом» и не работать в случае с другим. Это тоже входит в персонализированную медицину — получение новых знаний о болезни и взаимодействии с ней организма пациента».







Екатерина Пустолякова

Фото: Юлия Позднякова





© Copyright 2019. ИХБФМ СО РАН

Яндекс.Метрика