ru:about:media:2015:20173107 [Институт химической биологии и фундаментальной медицины]
ИХБФМ СО РАН » ru » Об институте » СМИ о нас » 2015 год » ru:about:media:2015:20173107



оригинал статьи

Наука в Сибири

от 31.07.2017 г.

Гурманы и геномы

«Сжигание жира в Новосибирске за 3 дня», «Ученые скрывали секрет похудения!», «Огуречный рассол — убийца лишнего веса». Подобные заголовки в интернете характерны для шарлатанского спама. Но его бы не было, не существуй у человечества реальной проблемы.

На самом деле рассол помогает при похмелье, за три дня можно спалить лишь кучу денег, а ученые ничего не скрывают — на недавно прошедшей конференции «Биотехнология — медицине будущего» они делились идеями, методиками и результатами исследований. В том числе — в сфере рационального и здорового питания.

Профессор Университета Джорджа Мейсона (Вирджиния, США) Анча Баранова считает, что избыток жировой ткани в человеческом организме вреден, прежде всего, не для фигуры, а для здоровья. По мнению А. Барановой, жир формирует «порочный круг системных воспалений», которые, в свою очередь, являются первоосновой множества заболеваний, например: «Устойчивость к действию инсулина и системное воспаление — два лица одного и того же процесса»


Анча Баранова


Решение видится в самостоятельном (но с оглядкой на советы специалистов) выборе режима питания, в котором соблюден баланс жирных кислот омега-6 и омега-3. Вторые названы Анчей Барановой «хорошими ребятами, мешающими омеге-6 воспалять всё вокруг». Спасительная «тройка» почти не вырабатывается человеческим организмом и привносится в него с такими продуктами, как грецкие орехи, креветки, лососина и некоторые виды морской рыбы, включая сайру.

Ещё одним натуральным лекарством от системных воспалений Анча Баранова назвала куркумин — органическое соединение из куркумы, хорошо знакомой любителям азиатской кухни. «Это мощный антиоксидант, который также увеличивает чувствительность к действию инсулина», — считает американский профессор. 26-недельный эксперимент показал: мыши на жирной диете с добавлением куркумина не растолстели и проявили такую же чувствительность к глюкозе, как в группе с маложирным питанием, тогда как грызуны, питавшиеся жирным без куркуминовой добавки, «…показали полностью готовый метаболический синдром». «На самом деле картина была еще интереснее! — добавила А. Баранова. — У мышей на жирной диете с куркумином также не развился стеатоз (жировое перерождение) печени». «Куркумин — это пример пищевого компонента с нутрацевтическими (лечебными) свойствами, — резюмировала профессор из Вирджинии. — И лекарства, и еда — части одного и того же терапевтического спектра, с помощью обоих типов вмешательств врачи пытаются вернуть больного в нормальное физиологическое состояние или поддержать пошатнувшийся гомеостаз».

Большинство людей, так или иначе регулирующих свое питание, делают это (чему стоит лишь порадоваться) из эстетических соображений. Но, как сообщила доктор медицинских наук Галина Израилевна Лифшиц из Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, наша фигура на 40 % предопределена генетическими факторами. Нет, речь идет не о том, что в ДНК заложены объем талии или упругость бедер. Учёные нашли гены, ответственные за регуляцию ощущения голода и сытости, за вкусовые предпочтения и гедонистический эффект (наслаждение пищей), за обмен веществ, энергетические затраты при физических усилиях, усвояемость потребляемых жиров и формирование жировой ткани (не будем забывать, что это не только кошмар худеющих, но и энергоноситель). Одним из сравнительно новых направлений генетической науки стала нутригенетика — анализ генов пациента для изучения влияния особенностей питания человека на его метаболизм в зависимости от функциональных генетических вариаций. «Нутригенетика в последнюю очередь используется для быстрого снижения веса и коррекции фигуры, — подчеркнула Г. Лифшиц. — Тем не менее, и в этих целях расшифровка генома помогает подобрать целевые диеты и виды физической активности».

В геноме, как рассказала Г.И. Лифшиц, есть дофаминовые и опиоидный рецепторы, связанные не только с влечением к алкоголю и наркотикам, но и к так называемому «психогенному перееданию» («Доктор, когда я волнуюсь, то обязательно что-нибудь ем»). «Носители “патологического” варианта гена дофаминового рецептора DRD2 имеют более высокий риск ожирения за счет гедонического эффекта от пищи, — уточнила Галина Лифшиц. — Схожим эффектом обладает полиморфизм гена опиоидного рецептора OPRM1. Оба генетических элемента могут способствовать приему пищи в отсутствие голода — при стрессовых ситуациях, за компанию, а также снижению самоконтроля в еде». Около 5 % наших современников имеют такие отклонения


Галина Лифшиц


В целом же, выраженное расстройство чувства насыщения имеют 13—15 % взрослых людей. «Заранее определите объем пищи, который вы планируете съесть, — советует им Галина Израилевна. — Старайтесь дольше пережевывать пищу, это даст дополнительное время и возможность подействовать нейрогормональным веществам, при генетической склонности к их меньшей активности. Включайте в свой рацион «балластные вещества», неперевариваемые пищевые волокна, которые наполнят желудок, но не принесут лишних калорий».

«Физическая активность + здоровое питание + регулярный контроль здоровья = долгая счастливая жизнь», — так на одном из слайдов Галины Лифшиц выглядела формула здоровья и долголетия. Но все три элемента требуют не только переноса во врачебные кабинеты новейших достижений медицинской науки. Красивое тело, жизненную энергию, отсутствие болезней человек получает лишь при высокой внутренней мотивации на самоконтроль и саморазвитие. Именно мотивационный дефицит назвал проблемой номер один Александр Викторович Лысковский — выходец из новосибирского Академгородка, основавший программистскую компанию Alawar и в 2015 году запустивший интернет-скрининг здоровья Welltory. «Трудно заставить себя делать зарядку в 30 лет, чтобы получить инсульт не в 60, а в 65», — иронизировал IT-менеджер.


Лысковский


По мнению А. Лысковского, взять себя в руки человеку мешает, прежде всего, исторически (десятками тысяч лет!) складывавшийся стереотип подсознания. «Наши предки, — рассуждал он, — добывали еду ценой больших двигательных усилий, с немалыми эмоциональными и умственными затратами. Нужно было догнать и убить зверя, найти и выкопать съедобные корешки или клубни, залезть на дерево и сорвать плоды. Успех — это когда лежишь сытый, ни о чем не думаешь и ничего не делаешь. А еще лучше — смотришь, как напрягаются другие. Вот откуда сегодняшний диван, футбол по телевизору под пиво и чипсы».

Тем не менее, Александр Лысковский настроен оптимистично. Хотя к «настоящим ЗОЖевцам» он относит не более 3 % населения даже в развитых странах, картина начинает меняться благодаря некоторым трендам. «До 35 лет это самоутверждение, секс и мода — на диеты, фитнес, марафонский бег (который А. Лысковский считает вредным), в 35—50 лет мотиваторами становятся продуктивность и деньги (успешные кейсы, тайм-менеджмент, ноотропы и БАДы), а после 50 — первые звоночки по здоровью, страх потери продуктивности и смерти».

Ещё одним важным трендом Александр Лысковский назвал появление целого семейства сравнительно недорогих гаджетов, сканирующих показатели состояния организма и связанных с мобильными приложениями и информационными системами. К числу последних относится и международный проект Welltory. Но это, как говорится, уже другая история…


Андрей Соболевский





© Copyright 2019. ИХБФМ СО РАН

Яндекс.Метрика